Михаил НАЗАРОВ. Пасха на фоне коронавируса

 

Праздник Воскресения Христова — главный в Православии. Он свидетельствует о том, что человечество, погрязшее в грехах (в наше время и в грехе ненасытной эксплуатации Земли — творения Божия, разрушая его еще и «научным» вторжением в его глубинные тайны), всё же имеет врата спасения в Царство Божие, которые им открыл воплотившийся для этого Спаситель-Мессия, предсказанный ветхозаветными пророками.

Этот праздник христиане называют еврейским словом Пасха, поскольку распятие и Воскресение Христа произошло на еврейский праздник Песах. Он был важнейшим у иудеев, и на него собирался в Иерусалим по возможности весь еврейский народ, даже из соседних земель, ради богослужения в единственном Храме. Песах был воспоминанием об исходе из египетского рабства, когда по повелению Бога был ритуально заколот агнец (ягненок) и кровью этого агнца помазывали косяки дверей, защищая их таким образом от последней «казни египетской», которая поразила всех египетских первенцев и позволила евреям бежать.

Праздник Песах остается важнейшим и у евреев, не принявших Мессию-Христа и ждущих своего «иного» мессию-мошиаха, который воссядет в восстановленном, Третьем храме. По их верованию, так же, как Бог вывел их из египетского рабства, так и мошиах выведет их из нынешнего «рабства» и даст им мировое господство с центром в Иерусалиме. В пасхальной обрядности талмудического иудаизма образ грядущего мошиаха занимает видное место. Чин (седер) этого праздника заполнен обрядами, связанными с пришествием мошиаха, о котором Христос сказал: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин. 5:43). Этот «иной» мессия апостолом Павлом описывается как «человек греха, сын погибели. Противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Фес. 2:3–4).

Таким образом, Пасха у иудеев и у христиан имеет прямо противоположный смысл, что помогает нам осознать и смысл непрерывной Мировой войны сил Бога и его противника — диавола («Ваш отец диавол». — Ин. 8:44). Поэтому по правилам, установленным Вселенскими Соборами, христианская Пасха не должна совпадать по времени с иудейской или праздноваться прежде нее«Это правило... выражает ту мысль Св. Писания, что не может быть согласия между Христом и Велиаром». Западные христиане григорианской реформой календаря отменили это правило. (Подробнее: «Почему христиане не празднуют Пасху одновременно с иудеями».)

Свой главный праздник православные отмечали в Римской империи в гонениях, затем, после ее христианизации св. Константином Великим — как особое торжество над смертью и адом, утверждающее смысл жизни человека. Так же стало и в нашем Третьем Риме — народная пасхальная обрядность в последние царствования ностальгически описана Иваном Шмелевым в знаменитом «Лете Господнем».

После богоборческой революции новая власть рассматривала Церковь как антигосударственную структуру, и празднование Пасхи соответственно приобрело как бы «оппозиционное» значение. В первые годы власть пыталась даже сделать воскресенье рабочим днем, но еще попускала верующим проявление их пасхального «мракобесия». Даже в Соловецком лагере заключенному там духовенству однажды удалось совершить пасхальное богослужение, как оно пронзительно описано Борисом Ширяевым в книге «Неугасимая лампада». Сталинская «безбожная пятилетка» в 1930-е годы объявила борьбу с церковными праздниками.

Кратковременная реабилитация Церкви в годы войны одной из причин имела то, что на оккупированных немцами территориях повсеместно открывались храмы и народу возвращалась пасхальная радость. Это хорошо показано в недавнем фильме «Поп» (по одноименной книге Александра Сегеня), правда, не без положенной в теме ВОВ излишней демонизации немцев и излишнего просоветского патриотизма сельского батюшки. И митрополита Сергия (Воскресенского) убили не «фашисты», он им ничем не мешал и был настроен антисоветски, намеренно оставшись в немецкой оккупации. Говорю это, ибо знаю свидетельства об оккупации, в частности о «Псковской миссии», по эмигрантским воспоминаниям ее участников. После войны Церковь Сталину оказалась вновь не нужна, а хрущевская новая «безбожная пятилетка» всё вернула на свои места...

В последние десятилетия советской власти официальная Церковь формально не преследовалась и даже должна была «бороться за мир во всем мире» (хотя в СССР за посещение храмов увольняли из вузов, а за тиражирование Евангелия давали лагерные сроки), но отбор епископата, иереев, монашества и даже семинаристов тщательно контролировался КГБ. На эту тему опубликовано достаточно документов и свидетельств, которые нет необходимости тут повторять. К сожалению, такое состояние епископата и после падения богоборческой власти не позволило Церкви возглавить народное духовное возрождение, предотвратить Великую криминальную революцию и разлагающую идеологию «джунглей», насаждаемую новыми богопротивными хозяевами расчлененной исторической России. И даже в ее расчленение функционеры МП внесли свою лепту, провозгласив независимую «Украинскую церковь» в 1990 году. При Путине РПЦ МП стала активным участником «патриотической ресоветизации», то есть отмывания богоборческого режима, объявив главным достижением в СССР не разрушение православной государственности Третьего Рима, а «социальную справедливость»...

 

+ + +

Всё вышесказанное помогает понять и лояльную позицию РПЦ МП в отношении к строящемуся Новому мировому порядку — с надеждой обрести в нем «христианскую нишу вместе с католиками». В последние годы это вызвало нестроения в среде прихожан МП, заметная часть их стала резко критиковать патриарха и председателя ОВЦС, вновь множатся «непоминающие».

Недоверия именно в связи с фактическим запретом празднования Воскресения Христова в храмах добавила и борьба с эпидемией коронавируса, которую многие православные считают лукавым средством усиления контроля над населением, предполагая, что власть в РФ действует по указке мировой закулисы.

В марте 2020 г. в РФ в ряду мер противодействия распространению коронавируса власти объявили самоизоляцию сначала пожилых граждан, а затем для всех возрастов (кроме работающих в сфере жизнеобеспечения), и закрыли работу многих предприятий, мастерских, культурных и образовательных учреждений и, наконец, церквей. Глава РПЦ МП издал во время Великого поста «Инструкцию» о дезинфекции лжицы после каждого причастника, а затем призвал верующих не посещать храмы и молиться дома, храмы были закрыты для верующих. Было также объявлено о переходе в режим т.н. «онлайн-трансляций» богослужений в храмах. Многие задают вопрос: почему ежедневное скопление людей в метро или в супермаркетах, где всё трогают руками, не считается опасным, а церковное богослужение на Пасху считается таковым? Вдобавок в Москве вышло распоряжение власти о введении электронных пропусков на передвижение вне дома и административных штрафов за нарушение этого распоряжения.

Если в Москве и области власти объясняют это заметным распространением вируса, имеющего длительный инкубационный период, то введение подобных мер по всей стране, даже в регионах с небольшим числом выявленных заражений, ни врачи, ни обреченное на самоизоляцию и безработицу население этого не понимают и не одобряют. Тем более — закрытие храмов для верующих даже на главный православный праздник. (Так, в Алтайском крае к 16 апреля было обнаружено лишь 48 зараженных, но было издано распоряжение Роспотребнадзора о запрете церковных богослужений.) Ниже два примера, вызвавших бурное обсуждение в СМИ.

Правительство Санкт-Петербурга издало постановление, запрещающее посещение физическими лицами объектов (территорий) религиозных организаций, за исключением служителей и персонала самих организаций, в рамках введенного в городе «режима повышенной готовности». Опубликовано распоряжение замначальника ГУ МВД по Ленинградской области полковника В.В. Борисенко, предписывающее полиции обеспечить контроль непосещения церквей верующими с регулярным патрулированием подходов к ним наружными отрядами. Православные правозащитники пытаются оспорить это распоряжение. (Источник)

Строгий запрет вынесен и в области, носящей имя другого поныне лелеемого властью большевицкого вождя-цареубийцы. Священникам и прихожанам, которые соберутся на службы после постановления главного санитарного врача Свердловской области Дмитрия Козловских о запрете массовых религиозных обрядов, будет грозить уголовная и административная ответственность, — пояснил управляющий адвокатского бюро «Бельянский и партнеры» Андрей Бельянский:

«К ответственности могут быть привлечены как священники, которые собирают прихожан, так и сами прихожане. Священники и религиозные учреждения действуют по определенной форме, являются юридическими лицами... священники могут быть привлечены по статьям 6.3 и 20.6.1 КоАП. В дальнейшем, если присутствие граждан на службах повлечет заражение других граждан коронавирусом, то такие граждане могут быть привлечены к ответственности по статье 236 УК РФ („Нарушение санитарно-эпидемиологических правил“).

Мое мнение, — говорит Бельянский, — что нельзя в нынешних условиях приглашать людей на такие мероприятия, учитывая, какие силы предпринимаются по профилактике инфекции. Это противоречит национальным интересам и интересам общества. Тем более что в церкви ходят, как правило, пожилые люди, которые подвержены наибольшему риску заболевания. Задача Церкви в этих условиях — проинформировать граждан о последствиях и не нарушать закон, потому что все тяготы в последующем лягут на государство. Это очень серьезно, если прихожане будут собираться на Пасху — это поведение безответственное и будет противоправным и преступным…

Несмотря на введенные в регионе ограничения на проведение массовых мероприятий, митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Кирилл призвал верующих “наполнить храмы молитвой”. “Своей сознательностью и ревностью о внешней и внутренней чистоте сделаем наши храмы — врачебницы душ человеческих — чище, чем больницы”, — говорил он в своем обращении к верующим. Позиция епархии возмутила свердловского губернатора Евгения Куйвашева, который на своей странице в соцсети Instagram раскритиковал посетителей храма целителя Пантелеймона, не соблюдающих социальной дистанции и пришедших на службу в Вербное воскресенье, несмотря на призывы оставаться дома. На это пресс-служба епархии выпустила дополнительное заявление, в котором протестовала против закрытия храмов». (Источник)

В Москве все храмы были закрыты для прихожан. Однако и на окраинах столицы, и во многих епархиях священники отказываются выполнять «Инструкцию» и призыв патриарха Кирилла, как и запрет местных властей, справедливо считая это ничем не оправданным недомыслием, незаконным перегибом и указывая на то, что светские духовно неграмотные начальники совершенно игнорируют соборную церковную молитву к Богу как традиционное в православном народе средство борьбы даже с гораздо более опасными эпидемиями. А московские церковные функционеры, услужая такой власти, видимо, и сами недалеко от них ушли.

Примечательно, что власти в Грузии и Белоруссии разумно решили не закрывать храмы на Пасху, считая в данный момент опасность вируса преувеличенной и столь жесткую меру ненужной и унизительной для верующих.

Итак, многие люди по причине оправданного недоверия к систематическому вранью власти расценивают непропорционально раздутый ею ажиотаж СМИ вокруг эпидемии, наблюдаемый и во всемирном масштабе, как провокацию мировой закулисы по установлению электронного глобального концлагеря (царства антихриста), чтобы принудить к этому людей паникой и гарантиями безопасности. Несомненно, мощные структуры с такими целями существуют. Мы знаем предупреждения в Священном Писании о последних временах, когда, по грехам людей, отходящих от Бога, умножатся стихийные бедствия и моровые эпидемии, в их числе, надо полагать, и рукотворные, что современная наука вполне умеет. Этот духовный аспект проблемы мы не должны упускать из виду, к чему призывает нас и духовенство (например: епископ Андрей и иерей Кирилл).

Однако медвежью услугу православным оказывают те крикливые «ревнители не по разуму», которые не различают «оттенков» и пропорций в сложном сочетании правды и неправды в этой проблеме, объявляя опасную для старших поколений вирусную болезнь «фейком закулисы», «очередным ОРВИ», «аферой фармацевтических компаний» и т.п., призывая к несоблюдению санитарно-медицинских предписаний. Этим они не только способствуют заражению других людей, но сами с другого конца проблемы тоже сеют панику — перед устанавливаемым «глобальным концлагерем», ведь народу нереально не подчиняться предписаниям власти при ее карательном аппарате, — это умножает страхи у одних и подрывает доверие людей («Волк! Волк!») к опасности Нового мирового порядка — у других.

Разумеется, мировая закулиса и глобализаторы, готовящие царство антихриста, существуют — у меня об этом достаточно написано, в том числе и об информационном оружии и о биологическом (например в книге «Вождю Третьего Рима»: VI. Глобализация: Третий храм против Третьего Рима, там подглавки 6. Превентивно-перманентная Мировая война и 7. Электронный рай индустриального каннибализма). Однако предупреждать народ об этом и говорить о духовном смысле апокалипсического времени следует, основываясь на достоверных фактах, недостоверные же страшилки подрывают доверие ко всей правде об этой проблеме.

Нужно ли во всех действиях властей РФ видеть непременно лукавую провокацию, неужели у большинства медиков и чиновников нет искреннего стремления остановить эпидемию упреждающими мерами с рассуждением, что даже чрезмерные меры лучше, чем недостаточные? Тем более что вирус еще плохо изучен, трудно выявляется из-за большого инкубационного периода и отсутствия симптомов у половины зараженных, поэтому быстро распространяется, также и в виде новых мутаций (поэтому создать надежную вакцину против него проблематично), рост его в РФ увеличивается по экспоненте и конечные последствия его непредсказуемы — это и побуждает к усиленным мерам предосторожности. (В этом отношении доверяю православному вирусологу, члену-корреспонденту РАН Т.В. Гребенниковой.) Ведь при таком неостановимом развитии эпидемии больниц и медицинской аппаратуры на всех не хватит. Возможно также, что кто-то из руководителей чрезмерным рвением хочет избежать упреков сверху в бездействии. Даже мнения известных специалистов-вирусологов в чем-то расходятся. Более точная информация выработается со временем.

Не дожидаясь этого, в числе запальчивых опровергателей опасности вируса есть и именующие себя врачами, хотя далеко не каждый из таковых обладает специальной компетенцией для однозначных суждений, и тем более — для распространения видеоразоблачений «аферы века». И их мнения сейчас массово тиражируются и левыми, и либеральными, и правыми критиками нынешней власти в добавление к обличениям ее обычных криминально-олигархических пороков.

Интересно спросить некоторых красных «ревнителей»: а как бы их любимый Иосиф Виссарионович и его соратники-однопартийцы поступили для предотвращения эпидемии? Неужели мягче? Известны случаи, когда во время эпидемии «испанки» красноармейцы окружали и уничтожали зараженные дома вместе с жителями; в хрущевское время для пресечения распространения черной оспы органы устроили жесткий тотальный сыск с изоляцией подозрительных по мельчайшим поводам — и только так справились с болезнью; при Брежневе в случае вспышки сибирской язвы (вследствие утечки военного биоматериала в Свердловске) окружили всю зараженную территорию, не различая больных и здоровых, которые тоже при этом заболевали, но чтобы сразу ограничить источник распространения заразы. (Примерно так же в СССР поступали и в случаях радиоактивного заражения, не допуская самостоятельной эвакуации облученного населения из пораженных районов, например, в Кыштымской катастрофе в 1957 г.)

А какие есть иные способы ограничения эпидемической опасности, чем нынешние, если, повторяю, переусердием не доводить их до абсурда? Можно вспомнить, что и в царской России «Устав о карантинах» в Своде законов Российской империи предписывал следующее:

«1378. При появлении чумы, все места народных собраний, не исключая присутственных мест, училищ и всех подобных заведений, по усмотрению главного местного начальства, закрываются. Для собственной каждого осторожности вменяется в обязанность жителям, имеющим позволение ходить по городу, чтобы они нигде вместе не собирались и всячески избегали сообщений один с другим (ср. Улож. о Наказ. ст 1050). Богослужение во время обсервации или во время карантина, а иногда и без карантина, по усмотрению главного местного начальства, закрывается и опять, по усмотрению оного, с некоторыми предосторожностями, дозволяется; причем в особенности следует наблюдать, чтобы приходящие к слушанию богослужения избегали всякого взаимного между собою сообщения» (Свод законов Российской империи, т. XIII, 1857; тетр. III, с. 254 [720]).

На это сегодня ссылаются и церковные функционеры в поддержке решения «местных начальств» о закрытии храмов. Хотя, разумеется, нынешний коронавирус — не чума. Смертность от него для здоровых организмов несравнимо меньше, как и затронутые им территории страны. Какой же вывод из вышесказанного можно сейчас сделать простому православному прихожанину? Епископ Андрей Австралийско-Новозеландский в своем послании напоминает: «Мы вынуждены подчиняться этим правилам не потому, что мы считаем их правильными и разумными, а уступая насилию. Мы должны, по заповеди Божией, отдавать кесарю кесарево, но Божие отдавать кесарю мы не должны». Следуя этому, выскажу свое понимание нынешней ситуации в нашей стране (хотя многие с ним не согласятся).

На данный момент следует придерживаться санитарных предписаний (ибо вирус — не «фейк»), прежде всего в российском эпицентре — Москве и области, в силу временной приказной необходимости, но без паники и без призывов к «революции». А от властей надо требовать: прекратить повсеместное переусердствование по всей стране под одну гребенку с тупым удушением всей нормальной жизни общества, что ведет к банкротству предприятий, безработице, росту цен, падению уровня жизни, депрессии, а всё это не способствует борьбе с эпидемией. И уж, разумеется, чиновникам следует оставить в покое верующих, не совать свое атеистическое рыло в богослужения и традиционную соборную молитвенную оборону от морового поветрия.

Вот только кто способен это требовать, если высшая церковная власть перечить светской власти не желает («Нет власти не от Бога»), в очередной раз теряя свой авторитет? Опять придется православным диссидентам из т.н. «пятой колонны»?

 

Project: 
Год выпуска: 
2020
Выпуск: 
81