Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Мнение редакции не всегда совпадает с мнениями авторов.

Русский литературный журнал Парус

Выпуск 33 (июль) 2014 года

К.Е. Маковский Дети, бегущие от грозы. 1872.

Николай РУБЦОВ

ВО ВРЕМЯ ГРОЗЫ

Внезапно небо прорвалось

С холодным пламенем и громом!

И ветер начал вкривь и вкось

Качать сады за нашим домом.

 

Юрий ВОРОТНИН. За миг до разгадки

***

 

Наши песни, как реки тягучие,

Наши сказки, как солнце в мороз!

Почему лишь от случая к случаю

Мы поем, замирая от слез?

 

Так запеть, чтобы песня, как благовест,

Поднимала с земли окоем,

Чтобы знать, если живы покамест мы,

То уже никогда не умрем.

 

 

ЦЫГАНОЧКА

 

По утрам мы зяблики,

Ближе к ночи — вороны.

Покатились яблоки

На четыре стороны.

На дороги дряблые

Жизнь легко потратится,

Яблоко от яблони

Екатерина КАРГОПОЛЬЦЕВА. Душою каждому доверясь

***

 

Мой взгляд нечаянно застыл

На окнах, где шершавый иней

Оставил звезды и кресты

В пересеченьях тонких линий.

 

Казалось, что при свете дня

Я просто не имею права

Смотреть, как в сполохах огня

Горит алмазная оправа...

 

А за окошком человек,

Считая чушью мысли эти,

Глядел с тоской на белый снег

И вспоминал о теплом лете.

 

 

***

 

Февраль явился в жуткой кутерьме...

Который вечер бешеная вьюга

Диана КАН. Заметки о Елабуге

…Когда Николай Алешков, предложивший мне выступить в рамках литературно-музыкального проекта «От сердца к сердцу» в Набережных Челнах, сказал по телефону: «Диана, вам надо обязательно познакомиться с Елабугой!», у меня защемило сердце. Чёрная слава елабужской цветаевской смерти дала себя знать. «А что, уже пора?» — невесело пошутила я, но главный редактор альманаха «Аргамак-Татарстан» очень серьёзно повторил: «Надо, не пожалеете!».

Александр САХАРОВ. «Недаром помнит вся Россия…»

В год 200-летия великого русского поэта Михаила Юрьевича Лермонтова, о котором Иван Ильин сказал: «ясновидец душевно-духовной жизни человека и мира», «знаток душевной раздвоенности, борьбы между телом и духом, между совестью и инстинктом, между дьяволом и Богом», — мы снова и снова возвращаемся к кладезю непостижимого творчества русского гения.

Виктория ВОЛОБУЕВА. Потерянная Русь (о повести И. Евсеенко «Петр и Февронья»)

Мы теряем все, что по крупицам собирали наши предки, все, на чем держалось государство, что помогало нам выстоять в самые тяжелые времена. Три «кита», на которых, следуя известной мысли, стоит государство — Православие, Самодержавие, Народность — методично, одно за другим уничтожаются.

Валерий СУЗИ. «Мой Requiem меня тревожит...»: к проблеме поэт и действительность в «Моцарте и Сальери». Ч.2

Определение Пушкиным себя как поэта действительности выявляет основной импульс его творчества, формирующий отношения с реальностью, отношения поэзии и правды (Гете), образа и прообраза[1]. Его поэтическая рефлексия осуществляется в связях с миром, а не в отождествлении мира с собой. Вопрос заключается в том, какую реальность и какую «правду» иметь в виду[2]. Наш взгляд неизменно фиксирован на социуме. Поэт же измеряет себя иным масштабом — от быта до инобытия, и в движении[3].

Лариса СТРЕЛЬНИКОВА. В.В. Кожинов о русском и западном литературном сознании: взаимодействие и противостояние

Чтобы сохранить свою подлинность и плодотворность,

чтобы не выродиться в конечном счете в космополитизм,

всечеловечность русской литературы не может не погружаться

вновь и вновь в свою глубочайшую народную основу.

В.В. Кожинов

 

Михаил НАЗАРОВ. «Правда о земле» и «правда о Небе»

Глава 20 готовящегося объединенного издания томов I и II «Миссии русской эмиграции»

(предыдущие главы см. в 28–32 выпусках)

 

Алексей КОТОВ. Алеша ничего не просит… Рассказ

Маленький, толстенький и солидный Алеша, заложив руки за спину, расхаживал по комнате. Пушистая елочка в углу комнаты заманчиво мигала разноцветными огоньками. Она пахла смолистыми еловыми шишками и праздником.

«Новый Год это всегда очень хорошо, — размышлял про себя маленький Алеша. — Подарки там всякие разные... Да и вообще... Хотя нет, подарки все-таки самое главное. Как же без подарков-то?»

Страницы