Ольга КОРЗОВА. Пробудить главное

8–9 июля 2015 г. архангельский литературный журнал «Двина» побывал в гостях у музея Ф. Абрамова в Верколе, на родине писателя. Участники фестиваля посетили музей Ф.Абрамова, дом его брата Михаила и Артемиево-Веркольский монастырь, а также поучаствовали в празднике сенокоса. Редактор «Двины» М.К. Попов представил читателям журнал и его авторов. Гости фестиваля услышали стихи Т. Полежаевой, В. Попова, О. Корзовой. А 10 июля литературный десант высадился в Суре, на родине Иоанна Кронштадтского.

 

Cобираясь на родину Ф. Абрамова, заранее размышляла, о чем напишу на сей раз. О многом было сказано раньше, после предыдущих моих поездок в Верколу — и о музее, и об Артемиево-Веркольском монастыре, и о величии пинежской природы…

Впрочем, долго думать не пришлось. Все началось, как только мы сели в поезд, идущий в Карпогоры. За окном послышались крики, хлопки в ладоши, смех.

— Смотри, дети какие! Может, и они с нами едут? — толкнула меня локтем поэтесса Татьяна Полежаева, вместе со мной, В. Поповым и Н. Васильевым едущая представлять по приглашению музея наш литературный журнал «Двина».

Лениво повернув голову направо, я увидела подростков, то ли танцующих, то ли играющих в какую-то игру. «Наверное, очередной флешмоб…»

— Слушай, а может, это ларинцы?

Эти слова заставили меня прильнуть к стеклу. Татьяну Александровну Ларину, директора 51-ой школы г. Архангельска, мы уже встречали в Верколе, да и слышали о ней еще до встречи.

…Россия наша держится, особенно в трудные времена, на подвижниках, бескорыстно, неустанно создающих мир, не позволяющих ему упасть и рассыпаться. Таким подвижником является и Татьяна Ларина. Каждое лето она вместе со старшеклассниками отправляется в Верколу. Не только затем, чтобы побывать на родине знаменитого писателя и поговорить о литературе на фоне пинежских просторов. Ей хочется, чтобы они поняли главное.

…В вагоне наше внимание привлекла и другая группа: девушка и два юноши. Услышав обрывки их разговора, мы догадались, что и они едут к Абрамову. Оказалось, что девушка, Инга Швецова, — пресс-секретарь Добролюбовки — так ласково называют у нас библиотеку им. Н.А. Добролюбова, главную библиотеку области, а юноши — работники архангельского телевидения. Инга, в прошлом одна из ларинцев, теперь поехала в Верколу уже по собственному желанию, как часто бывает с теми, кто хоть раз побывал в этих краях.

…Утро 8 июля началось с праздника сенокоса. От музея следом за фольклорными коллективами двух пинежских деревень — Верколы и Шардомени — двинулись мы сначала к абрамовскому угору, где находятся дом писателя и его могила, а оттуда после небольшого вступления — открытия фестиваля, спустились по тропинке на луг, где и начался праздник.

Всегда при воспроизведении старины опасаюсь фальши, но тут, в Верколе, все происходило очень искренне, без натуги. Как только я взглянула на первых косцов, начавших работу в обрядовой одежде и с заклинанием, тут же нестерпимо потянуло взять в руки косу, испытать привычную с детства радость. И любо было, пройдясь с косой, услышать: «У жонки-то у рук бывало, видать…»

Уступив косу коллегам по цеху, заметила, что Т. Ларина, подойдя к нескольким ребятам, еще сидящим на земле, уговаривает их попробовать покосить. «Вряд ли им понравится, — подумалось мне, — далеки они от деревни».

Но я ошиблась. Через полчаса, отвлекшись от игр и хороводов, взглянула в сторону молодых и засмотрелась, залюбовалась ими. Конечно, ладилась косьба не у всех. Кто-то наловчился и косил радостно, скоро, кто-то, рубя сплеча, пропускал и мял траву, но было видно, что ребят захватило. У некоторых и майка уже потемнела от пота, а ведь не уходят, упрямо дожимают начатый кусок пожни. А девчонки на другом краю поворачивают скошенное еще вчера сено…

Дрогнуло у меня внутри, вспомнилось, как отец когда-то учил меня косить, взяв в охапку. Радостные, светлые дни, оставшиеся со мной навсегда…

А для них, для горожан, что значит этот сенокос? Некоторые и в деревне не бывали, на отдых в основном за границу с родителями выезжая. Гувернеров в городе имеющие, здесь в Верколе, они сами себе еду готовят, дежурят по очереди, воду из колодца достают…

А на другой день уже без всякого принуждения, с азартом, ребята вязали веники у дома-музея Михаила Абрамова, брата писателя. Бегали наперегонки до амбара абрамовского, участвовали в играх, пели о Пекашине, ничего не пропуская, ни от чего не отказываясь, не уходя в сторону.

А после мы благодарили Татьяну Ларину за такое количество внимательных слушателей — они и на нашем выступлении в музее были, и мы сами с удовольствием их выступление, посвященное А.Т. Твардовскому, прослушали. А когда в это выступление влились молодые актеры Иван Братушев из театра драмы им. М.В. Ломоносова и Анна Рысенко из студенческого театра «Балаганчик» и мы увидели, насколько хорош «Василий Теркин», прочитанный молодостью, стало понятно, что больше всего будем вспоминать, вернувшись из Верколы.

…Юность была рядом и на третий день, когда отправились в Суру, на родину Иоанна Кронштадтского. Половину мест в нашем «Литературном автобусе» занимали дети, подростки, учащиеся воскресной школы. По дороге в Суру неутомимая Александра Федоровна Абрамова — многолетний работник музея из той самой когорты подвижников, мной уже упомянутой, готовая на край света идти, если рядом человек, которому можно рассказать о писателе, то и дело задавала вопросы ребятам о местах, связанных с именем Федора Абрамова, попутно что-то добавляя, расширяя их знания. Впрочем, знали ребята немало, а Илья Залывский, внук Т.А. Абрамовой, одной из участниц праздника в Верколе, даже викторину приготовил для путников. Но проводить не стал, пожалев нас: «Трудно им будет».

…Как только в Явзоре в автобус села еще одна паломница, все головы повернулись к ней. Редко можно встретить настолько гармоничного человека. Красивая, с необыкновенно милой улыбкой, добрыми глазами, вся она светилась, рассказывая, как всем миром строили храм в Явзоре. Глядя на нее, думалось, что верно утверждение: «Истинная вера способна и горами двигать». Наверное, потому и тянется в этих местах к Богу молодежь, что есть вот такие, как Валентина, способные и свою жизнь переделать, прилепившись к любимому мужу, поехав следом за ним, и храм выстроить, и сердца к себе привлечь великим талантом — любовью к людям. И это подвиг немалый, и немногие на него способны…

А когда в Суре Валентина накормила одним хлебом — буханкой белого — всю нашу группу, истомленную долгой дорогой, и все успокоились и размягчились душевно, внезапно насытившись, ясно стало, что не случаен этот день и долго свет от него будет виден среди повседневности, и помниться будет фигура женщины у храма, ломающей и раздающей хлеб…

Все эти дни мы выступали перед людьми — читали стихи, говорили. М.К. Попов, редактор журнала «Двина», взволнованно рассказывал, как на страницах издания звучит слово Ф. Абрамова и слово о нем. Писатель зримо или незримо был с нами все время. Так, в Верколе загрустила я у памятника павшим, увидев, что надпись на нем открывается фамилиями 17 (!!!) Абрамовых. Вспомнила и военную судьбу самого Федора Абрамова, и его книгу «Братья и сестры»…

И сюда, в Суру, мы отправились еще и потому, что Иоанном Кронштадтским интересовался и Ф. Абрамов. Думалось, как много можно сделать, если любишь свою землю, как Иоанн Кронштадтский, как Федор Абрамов…

Именно поэтому, точно молитвенное слово, прозвучало здесь, в Суре, начало «Слова о полку Игореве», спетое Николаем Васильевым, учителем, создавшим на свои деньги областную литературную газету, объединившим вокруг себя таких же подвижников.

…На обратном пути хотелось услышать еще что-то важное, но девчонки, устав от переживаний дня, смеялись, говорили о простом.

— Спой, Лиза! — попросила вдруг Александра Федоровна.

И маленькая худенькая Лиза (Лиза!!!) вышла вперед и запела о России. Радостно, светло, гордо.

А через несколько минут в автобусе зазвучал гимн России. Его пели юные. Сами, по собственному желанию. Им были не важны все наши споры о словах гимна, о Михалкове. Их переполняло чувство, то самое главное чувство, пробудить которое трудно, а уничтожить почти невозможно…

Project: 
Год выпуска: 
2015
Выпуск: 
42