Еп. Геннадий (ГОГОЛЕВ) Знакомство с автором

1. Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

Причина — стихотворная строчка, которая неожиданно появляется в голове и требует записи и дальнейшего особого сосредоточения ума — при этом условии приходит и продолжение. Первым опытом был перевод немецких стихотворений из школьной программы, таких как «Lorelei», «Heinе».

 

2. Кого можете назвать своими литературными учителями?

 

Первый литературный учитель — Вячеслав Абрамович Лейкин, руководитель детской литературной студии при редакции газеты «Ленинские искры» на Фонтанке. Некоторые называли ее тогда «Лейкинской правдой». Я посещал кружок недолго — увлекся математикой, но занятия там для меня очень много значили.

 

3. В каких жанрах Вы пробовали себя?

 

По-настоящему только в стихах. Хотя иногда приходится писать статьи и выступления духовно-просветительской направленности. Подготовил цикл передач «Воскресные беседы» (c ними можно ознакомиться на православном телеканале «Союз»).

 

4. Как бы Вы могли обозначить сферу своих литературных интересов?

 

Русские стихи XIX–XX веков. Хотел бы жить во времена Пушкина, свят. Филарета и преподобного Серафима.

 

5. Какого автора, на Ваш взгляд, следует изъять из школьной программы, а какого — включить в нее?

 

Изымать не надо никого. Включить можно многих. XX век, на мой взгляд, мало представлен в школе. Заболоцкий, Тарковский, Евтушенко, Слуцкий, Высоцкий, Галич, Самойлов.

 

6. Есть ли такой писатель, к творчеству которого Ваше отношение изменилось с годами кардинальным образом?

 

Когда из Питера я переехал в Кострому, будучи назначен ректором в возрожденную Духовную семинарию, то кардинально переосмыслил творчество Некрасова. Во многом благодаря Ю.В. Лебедеву, выдающемуся филологу, который уже четверть века, несмотря на занятость, находит возможность преподавать в Костромской духовной школе.

 

7. Каковы Ваши предпочтения в других видах искусства (кино, музыка, живопись…)?

 

Оперная музыка — русская и итальянская. Кино — нет, не люблю.

 

8. Вы считаете литературу хобби или делом своей жизни?

 

Я никакой не литератор, а архиерей Русской Православной Церкви. Если приходят стихи в голову, то просто их записываю.

 

9. Что считаете непременным условием настоящего творчества?

 

Религиозность. Если религиозности нет — тогда искренность, которая отчасти может заменить поэту религиозность.

 

10. Что кажется Вам неприемлемым в художественном творчестве?

 

Неискренность. Когда человек выражает словами не то, что ощущает на самом деле, это — распад личности, катастрофа. Лицемерие и ложь в жизни не приводят к таким печальным последствиям. В творчестве — упаси вас Бог врать!

 

11. Расскажите читателям «Паруса» какой-нибудь эпизод своей творческой биографии, который можно назвать значительным или о котором никто не знает.

 

Когда я переехал в Казахстан, будучи назначен туда епископом, мне на глаза попалась брошюра «Слова назидания» Абая Кунанбаева. 10 слов казахского акына я переложил в стихах. Осенью 2011 года представил перевод нескольким популярным порталам. И тут вдруг произошла Болотная площадь. У памятника Абая в Москве собрались белоленточники. Помню, прихожу служить литургию в кафедральный собор Алма-Аты. А духовенство на меня так странно смотрит. Наконец, старший священник с таинственным блеском в глазах произносит: «Знаете, владыка, вас с сегодняшнего дня российская оппозиция цитирует, а кое-кто даже распевает…». Я в недоумении. Как вполне традиционному русскому архиерею, мне глубоко несимпатичны приемы Навального и компании. А что произошло? Представители оппозиции, очутившись у памятника, обратились к интернету: «А кто такой, собственно, Абай?» — и наткнулись на мои стихотворные переложения. Кто-то даже использовал цитаты из моих стихов в отчетах из Москвы. Вот уж, поистине, прав Тютчев: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется…»

 

12. Каким Вам видится идеальный литературный критик?

 

Убежден, что только настоящий поэт может понять другого поэта. Настоящий критик — это, в первую очередь, настоящий литератор.

 

13. Каким Вам видится будущее русской литературы?

 

Весьма и весьма печальным. Литература становится литературой заголовков, слоганов, в лучшем случае — афоризмов.

 

14. Есть ли у Вас рекомендации для студентов-филологов?

 

Читайте!

 

15. Каковы Ваши пожелания читателям «Паруса»?

 

Читайте! Цените и любите свой родной край, а особенно — безбрежные, исцеляющие, живительные волжские просторы!

Project: 
Год выпуска: 
2018
Выпуск: 
62