Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Русский литературный журнал Парус

Андрей РУМЯНЦЕВ. «Положил основание русской прозе…»

Слова, вынесенные нами в заголовок, взяты из предисловия Максима Горького к сочинениям А.С. Пушкина, изданным на английском языке. Автор статьи с полным основанием мог утверждать то, что к началу двадцатого века признавали как очевидное все великие русские прозаики. Горький так пояснял зарубежным читателям свою мысль:

Галина КОЗЛОВА. Гуманистический контекст рассказа И. Бунина «Огнь пожирающий»

«Во все времена и века с детства до могилы тяготит каждого из нас неотступное желание говорить о себе… и хотя бы в малой доле запечатлеть свою жизнь». Это желание И. Бунина ощутимо присутствует во всех его малых и больших лирических и эпических произведениях. О чем бы он ни писал, подтекст всегда выдает его желание «засвидетельствовать» «глубокого значения потребность» «выразить и продлить себя на земле».

Валерий СУЗИ. Икона в повести Достоевского «Кроткая»: о доминантной и служебной детали

Гения невозможно толковать однозначно; особенно такого, как Достоевский. Его образы, не похожие ни на чьи иные, составляют квинтэссенцию художества — это амальгама бытовизма, мистики, сердечного духовно-жизненного опыта, трезвения. Образ как феномен художественный в своей функциональной специфике у него оказался на переломе своего культурно-исторического развития. Скажу просто: неповторимая личность и творимый ею образ совпали вполне; не тождественны, но на редкость адекватны друг другу.

Вацлав МИХАЛЬСКИЙ. Бывшие. Рассказ. Предисловие Ирины Калус

В сентябре 2016 г. Вацлав Михальский написал новый рассказ под названием «Бывшие», который мы любезно представляем читательскому вниманию. Произведение обращено к нашим дням, в нём много узнаваемых нынешних реалий, пересекающихся в важных смысловых, можно даже добавить, болевых точках. Но ещё важнее — тот негасимый свет, за которым хочется идти; ослепительно яркий луч, подаренный нам автором, показывающим, как бессмертный дух культуры побеждает подступающую со всех сторон тьму «новых экономических отношений».

Александр НЕСТРУГИН. Поклон охоте

Повесть в зарубках

 

С двенадцатилетнего возраста

и до тридцатишестилетнего

я был предан охоте страстно, безумно.

С.Т. Аксаков

 

Зарубка первая. Ружье

 

Оно стояло в чулане, в углу, слева от входа…

Алексей КОТОВ. Записки церковного сторожа. Предисловие Ирины Калус

Стоять на страже — непростое занятие, на которое решается не каждый, и страж по определению обязан понимать больше блуждающих странников. На вооружении у него — остро отточенная мысль, горящее сердце и устремлённый ввысь дух. Страж — это наблюдатель, мыслитель и в то же время простой смертный, разгребающий лопатой снег, чтобы расчистить путь — себе и другим.

Выпуск 48 (сентябрь) 2016 года

   Ф. Васильев Перед грозой. <1869>

Иван БУНИН

 

В окно я вижу груды облаков,

Холодных, белоснежных, как зимою,

И яркость неба влажно-голубого.

Осенний полдень светел, и на север

Уходят тучи. Клены золотые

Анатолий СМИРНОВ. Последний витязь

***

 

Из какого, скажите мне, крошева,

Из какого, ответьте мне, месива

В нас рождаются крохи хорошего,

Чтоб плохое любовь перевесила?

Себялюбцы, дельцы, пересмешники,

Поджигатели моря и истины,

Нигилисты и гаеры-грешники,

Нина ВЕСЕЛОВА. Что случилось, мой ангел пернатый?

***

 

Когда душа полна смятений,

Когда вокруг блуждают тени

И душат плоть,

Кто мне, упавшей, не изменит,

Кто надо мной склонит колени?

Ты, мой Господь!

 

Страницы