Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Русский литературный журнал Парус

Валерий СУЗИ. «В миру пребудешь как инок»: мотив мирской святости, послушания, иночества в миру — у Достоевского

Сначала уточним, не только церковно, богословски-апологетически, но и научно-культурологически, то есть расширительно, понимание термина «иночество». Понятно, что инок происходит от слова иной, другой; не обязательно понятие это связано с монашеством, тем более лишь с христианской церковью. Даже в Церкви инок не всегда означает — монах, а может быть и послушником.

Елена ОНИЩЕНКО. К вопросу о литературно-критической методологии В. Розанова

В ряду ярких, не схожих с другими, удивительных и даже особенных личностей эпохи конца XIX — начала XX века выделяется личность крупнейшего русского мыслителя, писателя и человека с необычной судьбой Василия Васильевича Розанова. Российский православный публицист и философ В.

Андрей РУМЯНЦЕВ. «Я знаю слов набат…». О поэзии В. Маяковского

Ни один русский поэт не входил в литературу так, как Владимир Маяковский — стремительно, шумно, ослепив талантом. Позднее в коротких записках «Я сам» он рассказал о первом чтении своих стихов Давиду Бурлюку, одному из основателей русского футуризма: «Ночь. Сретенский бульвар. Читаю строки Бурлюку.

Юрий КАЗАКОВ. О мужестве писателя

(публикуется по изданию: Ю. Казаков Вечерний звон. В 3-х тт. Изд-во «Русский мир»)

 

Вацлав МИХАЛЬСКИЙ. Коммуналка. Рассказ. Предисловие Ирины Калус

Встреча с большим писателем даже в маленьком рассказе всегда становится значительным событием. Как притяжение огромной планеты, встреча эта возмущает в душе целый ворох мыслей, вызывает непредсказуемые события, другие встречи, как будто запускается неостановимая цепная реакция.

Владимир ЯКОВЛЕВ. Зеленые нитки и пачка сигарет «Памир». Рассказ

Утром в каптерке старшина обнаружил, что кончились зеленые нитки. Батарея готовилась к строевому смотру, и зеленые нитки были нужны как воздух — чинить противогазные сумки, пришивать деревянные бирки с фамилиями и т.д. и т.п.

Алексей КОТОВ. Смешинка. Рассказ. Предисловие Ирины Калус

Философские споры о смехе могут быть бесконечны. Какое место занимает смех в цепи нашей эволюции: животные (за исключением, пожалуй, собак) ещё не смеются, Христос уже не смеялся.

Дмитрий АРТИС. Знакомство с автором

1. Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

Страницы