Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Русский литературный журнал Парус

Ирина КЕМАКОВА. Знакомство с автором

1.Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

В детстве сочиняла стихи про шмелей и ромашки, журавлей и стрекоз. В юности, как и многие, писала грустные стихи о любви и разлуке, одиночестве и непонимании. Когда началась взрослая жизнь, о стихах надолго забыла. Вернулась к литературному творчеству в 2013 году. Причина? Поняла, что не могу не писать.

 

Выпуск 45 (апрель) 2016 года

А. Куинджи Ранняя весна. 1890-1895

Константин УШИНСКИЙ

 

Владимир НОГОВИЦЫН. Я наследственно болен войной

НЕДОПЕТАЯ ПЕСНЯ

 

Мне бы дедову песню допеть,

Только слов этой песни не знаю.

Мне б прижаться к нему

И уткнуться в плечо головой…

И, взрослея,

Его я себе наяву представляю,

Как он в избу заходит.

Счастливый. Здоровый.

И — свой!

Чтоб деревня, не веря тому,

Очумев, зашепталась.

Чтобы наша родня

Повалила увидеться с ним.

…Может, эта мечта

По-наследству мне кровно

Досталась

От отца моего

Всем дальнейшим

Потомкам моим.

Лилия СИНЦОВА. Птицу-тоску вспугнём…

СВЕРЧОК

 

О чём поёт сверчок за печкой

В час полуночный, в час глухой?

Доело пламя столбик свечки,

Оплывший столбик восковой…

 

Рассвет пришёл, и смолкла песня,

Свеча сгорела, темноте

Как будто в доме стало тесно…

А вот и нет её нигде.

 

Уснул сверчок, теперь не скоро,

Не скоро снова запоёт.

Я убираю с окон шторы,

Встречаю солнышка восход.

 

Смотрю на тучки в поднебесье —

Вдруг хлынул дождик озорной…

Иван МЕРЦАЛОВ. Летящие кони

***

 

Вдоль посёлка дорога разбита,

В жизни многое связано с ней...

Я смотрю, как снуют деловито

И треножат мальчишки коней.

Словно вновь я средь тёмных и бурых,

Надо мной — свет широкой луны.

И коней густогривых каурых

Я в ночные веду табуны.

Разве память то время догонит

И вернёт мою душу в те дни,

Где мне теплые резвые кони

Были ближе всей прочей родни?..

Ничего, ничего не забыто!

Вижу речку и рощу за ней,

Где мальчишки в траве деловито,

По-хозяйски треножат коней...

Зузанна КУХАРИКОВА. Я — и со мной твоя тень (перевод со словацкого Ирины КАЛУС)

Меланхолии

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ

 

Свою смерть

Ношу в болящей груди.

В надежде, что исчезнет,

Днями напролёт небо прошу,

Но безуспешно.

Обитает там

И ждёт, бесшумная,

Хладнокровно меня держит

В ситуации шаха.

Хорошо знаю, готовится

К мату.

Не подозреваешь ты о том нашем

Проигрыше.

Ты проигрыши не любишь.

Улыбка у меня на лице

Забирает мои последние силы.

Это как занавес, скрывающий драму.

Николай СМИРНОВ. Ответное сияние. Рассказы

Перед Пасхой

 

Затяжная серая весна. Издали поле в перелесках кажется свежевспаханным. Но подойдешь и растеряешься: поле — мертвое, выгоревшее. Кто-то накануне Пасхи, по весеннему озорству, как бывает из года в год, поджег сухую траву. И вот по этому черному полю идет старик: высокий, сухой, с круглым лицом, голова седая, клокастая.

Наталья ФЕДЧЕНКО. «Не покинет мир удивление...» К проблеме школьного изучения литературы в контексте статей Ю.И. Селезнева

В статье «Если сказку сломаешь» Юрий Селезнев обратился к проблеме создания художественного мира, не просто далекого от традиционного народного фольклора, но несущего принципиально иные, несовместимые с национальными нравственные ценности. Сергей Куняев, вспоминая период вступления Юрия Ивановича в большую критику, отмечает тот резонанс, который вызвало размышление о современной сказке: «…Точным, безошибочным критическим анализом Селезнев разворошил осиное гнездо» («Бой за русскую гармонию») [1].

Елена ЧЕБАННАЯ. Русский Бродский: об одноименной книге Владимира Бондаренко

«Вне зависимости от смысла произведение стремится к концу, который придает форму и отрицает воскресение. За последней строкой не следует ничего, кроме разве литературной критики», — пишет Бродский в своем эссе «Сын цивилизации». Поэта нет на земле вот уже двадцать лет, а критика здравствует.

Валерий СУЗИ. К проблеме метода (авторского и исследовательского): о христианском личностно-трансцендентном символизме и имманентно-экзистенциальном реализме

Введение в проблему. Категория метода (авторского, а значит, и научно-исследовательского) имеет ключевую значимость, а проблема его определения, ставшая хронической, как старый диагноз, — непреходящую актуальность. Еще М. Бахтин, на исходе жизни, выдвинул «методологические проблемы филологического анализа» как определяющие. Ими занимался Г. Гуковский, вся культурно-историческая школа на протяжении XX века.

Страницы