Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Русский литературный журнал Парус

Абузар Эбрахими ТОРКАМАН. Незыблемые ценности нельзя упаковать ни в какую демократию.

Представители Культурного центра Ирана обратились к нам с некоторыми вопросами о современной русской литературе. В свою очередь, мы решили не упускать возможности побеседовать с Директором центра о других проблемах, которые, возможно, покажутся нашим читателям интересными. Брать интервью нам помогала очаровательная Фарзане Шафии, выступившая в качестве переводчика, а ход разговора поддерживали дружеские улыбки главного редактора иранского русскоязычного журнала «Караван» Сейид Хусейна Табатабаи.

 

Василий КИЛЯКОВ. Камертон. Записки из ладьи Харона.

До предела довело безденежье. Стал ближе и понятнее Родион Раскольников с его «или право имею». Как удержаться и не перешагнуть тот предел, о котором предупреждал Ф. М. Достоевский? Стал чаще и пристальнее думать, что надо во что бы то ни стало выжить — и чтобы без крови… А дальше? Что дальше? Получи долгожданный досуг, деньги — и не думай о проклятом голоде…

Владислав ПОПОВ. Росяной хлебушек.

Помнится вечер, тёмный, поздний. Деревянный вокзал. Мы стоим на перроне. Кто-то кричит и везёт на взвизгивающей тележке какие-то узлы, чемоданы. Они трясутся мелко и бьются, и узел тяжёло и неряшливо сползает набок и, плющась, свисает. Ветер, холодный, почти ледяной, шуршит по асфальту, как щёткой, сухо и жёстко, забирается снизу под пальтишко, я мёрзну и прижимаюсь к бабушке. Всё незнакомо, непривычно и страшно. Кисло пахнет углём и — резко — дымом.

Галина РУДАКОВА. Бабушкины обереги.

1.Предисловие к очерку

 

Рано или поздно приходит в жизни время, которое гонит нас к истокам памяти: заставляет записывать рассказы старожилов, читать написанные неразборчивым почерком — где карандашом, где чернилами — дневники давно ушедших людей, перебирать старые фотографии, перелистывать книги. Потому что хочется заглянуть в историю своего села как можно глубже.

Капитолина КОКШЕНЕВА. Долгопрудненская осень.

Так называется Пятый областной театральный фестиваль, организаторами которого являются Долгопрудненский муниципальный театр «Город», администрация города и Министерство культуры Московской области. В этом году на фестиваль приехали шестнадцать театров, представивших самые разнообразные спектакли: для детей и таких, где играют дети вместе со взрослыми, спектакли музыкальные, кукольные и драматические.

Марина СТРУКОВА. «Не надо даже счастья...» О поэзии Бориса Рыжего.

Удивительно, что стихи Бориса Рыжего, столь естественные и безыскусные, сразу смогли завоевать мир большой литературы. Божественная ясность — в этом сила таланта, который бывает принят всеми, независимо от мировоззрений. Успех Бориса нельзя объяснить ни новизной, ни оригинальностью. «Я прост, как три рубля». Обаяние его поэзии складывается из мыслей и образов малозначительных, но усиливающих друг друга в общей композиции.

Виктор БАРАКОВ. «Нет поражения во Христе!»

Духовная битва иеромонаха Романа

 

Монашеская жизнь для людей далеких от нее — либо тайна за семью печатями, либо расхожее убеждение, еще более далекое от подлинного ее содержания. Все ограничивается внешней «картинкой»: высокие монастырские стены, черные одежды, войлочные боты марки «Прощай, молодость!», взгляд «не от мира сего» и… и, пожалуй, все. Да, еще послушание, смирение и еще раз смирение…

Алексей ТАТАРИНОВ. Мамлеев и Триер: русский ад против западной пустоты.

Когда в издательстве «Эксмо» был подготовлен к печати роман Юрия Мамлеева «После конца», на экраны страны вышел фильм Ларса фон Триера «Меланхолия». В наши дни апокалипсисы часто идут параллельно, расталкивая друг друга у порога вечности, которая снова проигрывает длящемуся времени. В современной культуре эсхатология — модная тема, форма новой сентиментальности, заставляющая вздыхать об исчезающем мироздании. Она же — эффектный кадр, в котором до жути любопытно представить себя.

Наталия БОГАТЫРЕВА. Об экзистенциальных перекличках Ф.М.Достоевского и Л.Н.Андреева («Записки из подполья» — «Тьма»).

Проблема воздействия идей Ф.М.Достоевского на экзистенциальную мысль Л.Андреева представляет для исследователя особый интерес. Достоевский уже достаточно давно осознается как предтеча русской и западноевропейской экзистенциальной философии. В работах Николая Бердяева «Миросозерцание Достоевского» (1923) и Льва Шестова «Преодоление самоочевидностей» (1921) повести и романы писателя рассматриваются с позиций религиозного экзистенциализма. В 70-е гг.

Страницы