Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Русский литературный журнал Парус

Олег МОРОЗ. Источники поэмы С. С. Боброва «Древняя ночь вселенной, или Странствующий слепец»

Семен Сергеевич Бобров — один из крупнейших и интереснейших поэтов рубежа ХVIII–ХIХ веков. К сожалению, творчество Боброва до сих пор не оценено по достоинству. Этот вывод в первую очередь касается его поэмы «Древняя ночь вселенной, или Странствующий слепец» (издана в 1807–1809).

Выпуск 15 (апрель) 2012 года

И.И. Левитан. Цветущие яблони. 1896.

 

Алексей ХОМЯКОВ

ЖАВОРОНОК, ОРЕЛ И ПОЭТ

 

Когда проснувшийся светлеет

Восток росистою зарей,

Незримый жаворонок реет

Константин ДУШЕНОВ. Победа будет за нами!

НЕКРОЛОГ ДЕМОКРАТИИ

 

I

 

Любой демократ попадает в ад.

Потому, что это он виноват,

Что война в Чечне, что страна в дерьме,

Что пол-России сидит в тюрьме,

Что мой сосед в пятнадцать лет

Уже три года как на игле,

 

Что в России нет русских газет

И русской власти в России нет.

Зато русская кровь ручьем бежит,

Пока нами правит бес-паразит.

И мрёт народ по мильёну в год,

А он в три горла жрет и пьет.

 

Евгений ЧЕКАНОВ. Пора звучать колоколам!

ФЕВРАЛЬ. ПРЕДВЕСЕНЬЕ

 

За окном зазвучала гармошка,

Запиликала то, что всегда —

И оттаяло сердце немножко

От холодного зимнего льда.

 

И звучала-то малость, минуту,

А поди ж ты, — расплавился лед,

И поверил я вдруг почему-то,

Что зима непременно пройдет,

 

Что стечет намерзевшая наледь

С промороженной пашни моей,

Что не может земля не оттаять,

Коль поется народу на ней.

 

Не смолкайте же, песни простые,

Марина СТРУКОВА. О чём говорили с грозой

***

 

Деревня стоит под горою.

Холодное утро. Восход.

Засыпанной снегом тропою

старуха к колодцу бредёт...

Сугробами белыми — крыши,

столбами колышется дым.

Узором серебряным вышит

ивняк над обрывом крутым.

Растаял ледок на оконце,

девчушка глядит за стеклом

на алое, алое солнце

над самым высоким холмом.

Глядит без малейшей тревоги,

привычен несказочный мир.

На грязной замёрзшей дороге

берут грузовик на буксир.

Россия... Ей горе не ново,

Анастасия УСТИНОВА. Прощание с Люськой. Рассказ

Лень, безответственность… До сих пор мы с мамой, при одном лишь упоминании Люськи, корим себя за недостаточную заботу о ней. Она так в нас нуждалась, а мы… До сих пор она приходит в мои сны, глядя на меня своими огромными сапфировыми глазищами, похожими на осколки неба.

Иван ДУШЕНОВ. Моя правда — мой меч

— Иван, к пятнадцати годам ты уже записал два музыкальных альбома на свои и отцовские стихи, начинаешь активно выступать с концертами… Расскажи, пожалуйста, нашим читателям, когда, при каких обстоятельствах ты осознал, что хочешь заниматься именно этим видом творчества? И как отнеслись к твоему решению родители?

Надежда КУСКОВА. Глубокая энергия выражения. (О новой книге Евгения Чеканова «Прощай, земля»)

Зимние месяцы — самые унылые в районном центре, где время вяло отсчитывает свой ход. После семи вечера на улицах ни души. Да и небезопасно стало ходить по этим улицам... Племя молодое, незнакомое, воспитанное, по словам поэта Евгения Чеканова, на «голубой жиже» телевидения, непредсказуемо в своих действиях, особенно стадных, прикрытых ночным мраком.

Страницы