Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Мнение редакции не всегда совпадает с мнениями авторов.

Русский литературный журнал Парус

Татьяна ЩЕРБИНИНА. Знакомство с автором.

1.Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

Причина или, как говорят медики, этиология неизвестна. Карма, наверное, отягощенная? От хорошей жизни стихов никто не пишет.

«Парус» скорбит

Завершил свой земной путь великий русский писатель Василий Иванович Белов. Эта потеря невосполнима для нашей литературы, так же, как и неоценим его вклад в отечественную культуру.

Поздравляем Станислава Куняева с юбилеем!

 

Журнал любителей русской словесности «Парус» от всей души поздравляет с юбилеем Станислава Юрьевича Куняева!

 

Искренне уважаем и любим Вас за Ваши таланты поэта, учёного, мыслителя. Желаем творческого долголетия, вдохновения и сил в борьбе за русское дело.

Выпуск 18 (октябрь) 2012 года

А. Саврасов. Осень. Деревушка у ручья. 1870-е гг.

Афанасий ФЕТ

 

***

Задрожали листы, облетая,

Тучи неба закрыли красу,

С поля буря ворвавшися злая

Рвет и мечет и воет в лесу.

 

Анатолий СМИРНОВ. Любовью держится живое

***

 

Заиграла весна, засверкала

солнцем, воздухом, талой водой.

В далине за валком краснотала

блещет лес, словно храм голубой.

 

Я люблю эту светлую волю

и частенько брожу, не спеша,

по закраине ближнего поля,

оседающим снегом шурша.

 

Над буграми проталыми вьётся

от земли серо-розовый дым...

Скоро аист весёлый напьётся

из болотца за домом моим.

 

***

 

Опять в лучистое цветенье

любовь медлительных растений

Наталья КОЖЕВНИКОВА. Посреди реки и света

***

 

Моя память, как малый ребёнок, капризна —

По ночам тяжела, горяча и нема…

За околицей ветер взывает: «Отчизна!» —

И во мгле проступают на миг имена

Обезглавленных храмов и башен тюремных,

Адских станций с урановой плотью внутри…

Одинокая! Ради живущих и бренных

Потерпи и солёные слёзы утри.

У погоста снега завизжат в буераке.

Я ли долго сидела там, мать схороня?

А душа её тихо стояла во мраке,

Трепеща и, как прежде, жалея меня.

Владислав ПОПОВ. В зелёном и синем — звезда

***

 

Пререкается солнце с дождём.

Впрочем, это всё та же влюбленность:

Только тешатся эти вдвоём,

Только плачут, от ссоры опомнясь.

 

Дождь бузил и гремел — ни к чему!

Расцелованный в лоб и в макушку,

Он от слёз сиганул в бузину,

Он зарылся в нее, как в подушку.

 

Он рыдал и смеялся подчас,

Он немел, задыхаясь от муки,

Он с отечных корней брызгал грязь

На зелёные платья и руки.

 

Он качался в бузинных ветвях,

Глянцевал вырезные короны.

Николай БОЙКО. Стоверстник. Рассказ

Отсидев положенный срок за измену Родине (в плену у немца был, работал на него, вражину), Иван Комариков получил на руки справку с подписью начальника ОЛПа, что он, Комариков, теперь вольный казак и может распоряжаться собой, как сам хочет.

Покрепче зажав в кулаке драгоценную эту справку, Иван радостно поспешил за зону, на долгожданную волю — уже не через заколоченные лагерные ворота, не под конвоем, а через проходную, где ход ему прежде был запрещен и где ходили только его сторожа и притеснители.

Николай СМИРНОВ. Рассказы

Живая земля

 

Врыли в землю четыре столба, обшили березовым горбылем, привезли в эту сарайку инструменты и начали строить большую кирпичную коробку — котельную. И всё было яркое, странное, как живое: и толстая, отсыхающая кора на горбыле, и высокий сутулый злак, трясунка, вздрагивающий у ног подсобника Тохи, когда он в обед усаживался на порожек сарайки и раскладывал на газете картошку и зеленый лук.

Страницы