Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Мнение редакции не всегда совпадает с мнениями авторов.

Русский литературный журнал Парус

Владислав ПОПОВ. В зелёном и синем — звезда

***

 

Пререкается солнце с дождём.

Впрочем, это всё та же влюбленность:

Только тешатся эти вдвоём,

Только плачут, от ссоры опомнясь.

 

Дождь бузил и гремел — ни к чему!

Расцелованный в лоб и в макушку,

Он от слёз сиганул в бузину,

Он зарылся в нее, как в подушку.

 

Он рыдал и смеялся подчас,

Он немел, задыхаясь от муки,

Он с отечных корней брызгал грязь

На зелёные платья и руки.

 

Он качался в бузинных ветвях,

Глянцевал вырезные короны.

Николай БОЙКО. Стоверстник. Рассказ

Отсидев положенный срок за измену Родине (в плену у немца был, работал на него, вражину), Иван Комариков получил на руки справку с подписью начальника ОЛПа, что он, Комариков, теперь вольный казак и может распоряжаться собой, как сам хочет.

Покрепче зажав в кулаке драгоценную эту справку, Иван радостно поспешил за зону, на долгожданную волю — уже не через заколоченные лагерные ворота, не под конвоем, а через проходную, где ход ему прежде был запрещен и где ходили только его сторожа и притеснители.

Николай СМИРНОВ. Рассказы

Живая земля

 

Врыли в землю четыре столба, обшили березовым горбылем, привезли в эту сарайку инструменты и начали строить большую кирпичную коробку — котельную. И всё было яркое, странное, как живое: и толстая, отсыхающая кора на горбыле, и высокий сутулый злак, трясунка, вздрагивающий у ног подсобника Тохи, когда он в обед усаживался на порожек сарайки и раскладывал на газете картошку и зеленый лук.

Ольга ФРОЛОВА. Рассказы

Тихо здесь...

 

Не люблю я городские кладбища. Там тесно, скученно и воздуха не хватает. Деревья растут как-то нехотя, словно опасаясь, что их ни с того ни с сего могут спилить; мелкий птичий народец гнезд не вьет и песен не поет. Только угрюмые вороны восседают на разных возвышениях да изредка пророчески каркают. Иногда налетят стаей галки, побазарят и кинутся прочь.

Михаил НАЗАРОВ. Каждый может послужить делу Божию на своем месте

— Михаил Викторович, русским, а в особенности православным читателям, искренне переживающим за судьбу нашего Отечества, Вас представлять не нужно. Тем же, кому только предстоит познакомиться с Вашими трудами, я бы представил Вас, в первую очередь, как выдающегося современного православного историософа и публициста.

Виктор БАРАКОВ. Рубежная проза Василия Белова. К 80-летию русского классика

В прозе В.И. Белова на рубеже веков происходили процессы, характерные для всей русской литературы. Публицистическое осмысление действительности с трудом уступало дорогу эстетическому ее воплощению. Так книга Василия Белова «Внемли себе. Записки смутного времени» (1993) вполне вписывалась в целый ряд публицистических изданий А. Солженицына, В. Распутина и других. Главная мысль ее — сбережение народа.

Ольга КОРЗОВА. «Горожане-то мы, горожане…» Размышления, вызванные стихотворением О.А. Фокиной

Помню, как несколько лет назад в Санкт-Петербурге во время заключительного вечера фестиваля «Русское слово» уже после всяких награждений и поздравлений мы, участники фестиваля, просто сидели за столом и разговаривали. Заговорили о деревенской и городской жизни. Вдруг одна из участниц сказала:

— А я никогда не была в деревне.

— И я, — подхватила другая.

Тогда Зоя Матвеева с Алтая вздохнула:

Валентин ГАВРИЛОВ. В тупиках отчуждения и духовного сиротства (герои в повестях Николая Смирнова)

Николай Смирнов имеет свое лицо и не отступается от него, какой бы жизненный материал он не осваивал в своих произведениях. В его книгах причудливо совмещаются элементы фантасмагории, демонстративной условности с грубой действительностью, с жестким «бытовизмом». В конце повести «Сын Коли-Бога» есть знаменательный эпизод, который не только выразительно завершает сюжет, но и проясняет эстетические принципы автора, особенности его художественного метода.

Диана АБАШЕВА. В.Г. Белинский и Н.М. Языков

Проблема взаимоотношений В.Г. Белинского с Н.М. Языковым освещалась исследователями в комментариях к статьям В.Г. Белинского и полемическим стихам Н.М. Языкова (М.К. Азадовский, К.К. Бухмейер). В.Г. Белинский расценивался как «апологет поэзии Языкова в молодости и яростный ее ниспровергатель в зрелости» (А.П. Рассадин). Специального же рассмотрения проблемы взаимоотношений критика и поэта не предпринималось.

Страницы