Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Мнение редакции не всегда совпадает с мнениями авторов.

Русский литературный журнал Парус

Владимир ПРОНСКИЙ. Тёплый дождь предзимья. Рассказ

Сергей Степанов собирался на премьеру собственной песни почти равнодушно, словно это была не первая его премьера. Предстоящее событие по-настоящему радовало месяц назад, пока он не знал, где будут исполнять песню. Оказалось: где-то за городом! А он-то мечтал о сверкающем концертном зале, многочисленной публике.

Александр ДЬЯЧКОВ. Знакомство с автором

1.Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

Геннадий ЁМКИН. Прокатись над Россией, солнышко!

***

 

Что теперь от знамён и империй

Мне осталось?

Ветла да жнивьё.

Да чащоба, да тропочка зверья,

Да кладбище, где всё родовьё.

 

Огородик, изба да поскотина,

Неудобья, окраина...

Впредь —

Это, люди, и есть моя Родина,

За которую мне умереть.

 

Умереть?..

Я возьму завтра в руки

Всё наследство да дедов топор,

Да молитву у древней старухи.

Да пойду на соседний угор.

 

И покуда в уме да во здравии,

Да крещёный как есть человек,

Владилен КОЖЕМЯКИН (1931–1984). Жил поэт в России

ОТЧАЯ ЗЕМЛЯ

 

Пробираясь тропинкою к бору,

На покос и жнивьё оглянусь —

До чего ж хороша в эту пору,

До чего же ты празднична, Русь!

Как в дому у хорошей хозяйки,

Всё здесь прибрано

В копны, в стога,

И готовы поля и лужайки

Хоть сегодня уйти под снега.

Что ж, не так далеко до мороза,

Если птицы сбиваются в стан,

Если к бабьему лету берёза

Нарядилась в цветной сарафан.

Если сам я вот с этой оглядки

От щемящей печали притих,

И подумал о деде и бабке,

Илья ИКОННИКОВ. Стихотворения

***

 

Весёлые речные перекаты…

На брёвнышко присяду — и смотрю,

А струи мчат, поверив, что крылаты,

И сказочно вливаются в зарю…

 

Качается на отмели осока,

Большой валун — рябой от сотен брызг.

Здесь помыслам летается высоко

Под шум воды и комариный писк!..

 

Содружество стихий — волна и камень,

Да небеса над кромкою лесной,

Такое место путники веками

Едва ли обходили стороной!

 

И мне тут любы с детства мха бородки,

Валерия КАПУСТИНА. У Рыбинского моря. Рассказы

ЗОВ ГЛУБИНЫ

 

Было мне девять лет. Как-то после обеда я лежала в тени на лужайке, за домом — и смотрела вверх, где высоко-высоко в бирюзовой глубине неба летел самолет. Летел он медленно, потом скрылся — а я продолжала упорно вглядываться в небесную глубину. Ни облачка, ни ветра; рядом, играя, летали стрижи. Незаметно душа моя вышла из тела и поднялась в бирюзовую высь.

Вячеслав ЛЮТЫЙ. "Возговори, ночная чаща…"

Чувство рода и земли в поэзии Александра Нестругина

 
 
 
Первая мать — Пресвятая Богородица,

Вторая мать — сыра земля,

Третья мать — кая скорбь приняла.

Русские духовные стихи

 

Но я слово такое знал,

Что посулом пустым не манит.

И, склонившись к земле, позвал

Страницы