Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Мнение редакции не всегда совпадает с мнениями авторов.

Русский литературный журнал Парус

Михаил НАЗАРОВ. В поисках Нового града

Предисловие к готовящемуся объединенному изданию томов I и II «Миссии русской эмиграции»

Роль русской литературы и литературного журнала в современной России (продолжение)

В XIX веке слово прозаика или поэта могло изменить ход истории, а русская классическая литература была камертоном не только для последующих пишущих соотечественников, но и для ряда зарубежных авторов мирового уровня. Учитель, проживший и прочувствовавший ответы на важнейшие вопросы бытия, лекарь, врачующий душевные раны, а порой и мессия, пронзающий пространство пророческой нотой — вот портрет любого русского классика того времени.

Ирина ТУРЧЕНКО. Два рассказа

Хали-к-Гали

 

С утра деревня гудела. В ночи пропал Николка Евлеев, прозванный односельчанами за его похождения от жены к парикмахерше Гальке — Хали-к-Гали. Ещё накануне вечером видели, как ходил он по своему палисаднику с лейкой, поливал жёлтые лилии, а сегодня — на-ко тебе! — нет мужика.

Алексей КОТОВ. Воин Света. Рассказ

Наташе Лопухиной подбросили котенка. Впрочем, даже не подбросили, котенок сам вошел в полоску света, падающую из полуоткрытой уличной двери. Он сел и принялся рассматривать Наташу глупыми, голубыми глазами.

Девушка стояла на порожках веранды и искала ключи в сумочке.

— Ты откуда взялся, рыженький? — спросила Наташа.

Котенок тонко и жалобно мяукнул.

Адам ГУТОВ. Емук

Этот рассказ я слышал давно от своего старшего коллеги Заура Налоева. Помнится, мы сидели у него в кабинете и, что случалось нечасто, беседовали просто так, ни о чем. Между другими темами заговорили и о нашем языке, на котором, увы, свободно говорит все меньше людей. Однако разговор шел не о его мрачном будущем, а о том, что в жизни иногда случаются курьезы: вдруг где-нибудь вдали от родных мест, когда такого совсем не ожидаешь, встречается носитель твоего редкого языка.

Выпуск 27 (декабрь) 2013 года

 

 Ю.Ю. Клевер. Зимний день. Закат. 1893.

Николай РУБЦОВ

 

ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ

 

Звезда полей, во мгле заледенелой

Остановившись, смотрит в полынью.

Уж на часах двенадцать прозвенело,

И сон окутал родину мою...

 

Звезда полей! В минуты потрясений

«Парусу» 3 года!

Дорогие друзья!

Журнал «Парус» от всей души поздравляет всех с наступающими Новым годом и Рождеством!

Евгений ЧЕКАНОВ. Не грусти над заснеженным полем

МЛАДЕНЕЦ

 

И я рождаюсь… Пробуждаюсь,

От жарких пут освобождаюсь,

На мир неведомый гляжу.

Хочу сказать о мире слово,

Но это слово не готово —

Истошным криком исхожу.

 

А мир меня уже купает,

Целует, кормит, нарекает,

Прельщает первою игрой,

Томит любовью и враждою,

Пронзает счастьем и бедою,

Клеймит — и ставит в общий строй.

 

И так торопится при этом,

Так ослепляет тьмой и светом,

Так беспощадно гонит в путь,

Илья КИРИЛЛОВ. Сквозь пепел и жёлтое пламя

КНЯЗЬ ГЛЕБ

 

Не ходи, брат! Отец твой

умер, а брат твой убит…

«Сказание о Борисе и Глебе»

 

…у того оврага ветер травы косит,

сух простор бесхозный и бездомен путь.

Здесь никто не встретит, ни о чём не спросит,

только стрепет крикнет и не даст уснуть.

 

Что им сердце, что им пламенный осколок,

у престола мира недозрелый плод!

Каково вам слушать ночи напролёт

ветер от Смядыни?..

Тёмен лог и долог.

Страницы