Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Мнение редакции не всегда совпадает с мнениями авторов.

Русский литературный журнал Парус

Юрий ПАВЛОВ. Александр Солженицын о творчестве Василия Белова

Вадим Кожинов 9 декабря 1978 года в письме к Василию Белову признавался: «Помни, что ты всегда во мне — как человеческая мера, которой я и поверяю, — правильно ли я думаю и решаю» («Наш современник», 2012, №10). Уверен, мысль Вадима Валериановича имеет универсально-национальное значение: Белов, человек и художник, — не только мера, но и своеобразный проявитель сущности любого человека. В том числе и человека, пишущего о творчестве самого Белова.

Михаил НАЗАРОВ. Возвращение. В Новый град «путем зерна»...

Глава 25 (часть 2) готовящегося объединенного издания томов I и II «Миссии русской эмиграции»

(окончание; предыдущие главы см. в 28–38 выпусках)

 

И вновь от первого лица...

Николай ЧЕБОТАРЕВ. Русь Небесная. Роман

I

В 14 лет Лешка Нестеров ощутил бег времени. Похожее чувство, как правило, испытывает просыпающийся человек: еще во власти обрывков сна, едва осознав место пребывания, задается вопросом — «А который час?».

Алексей КОТОВ. Прикосновение. Рассказ

Да, безусловно, Андрей Тарковский (к/ф «Солярис») прав: человеку нужен человек. Но я хочу продолжить эту фразу: человеку нужен человек, но человеку человека мало. Мало всегда! Ему нужна несоизмеримо большая тайна, чем он сам или его ближний. И не она ли, эта тайна, делает человека человеком?..

 

1

Александр БУГРОВ. Знакомство с автором

1.Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

Первые стихи написал в старших классах школы. Ощутил ни с чем не сравнимую чистую радость. Возможность ощутить ее снова и снова — главная, наверно, причина моего сочинительства.

 

2.Кого можете назвать своими литературными учителями?

 

Выпуск 38 (февраль) 2015 года

    И. Айвазовский Чумаки в Малороссии. 18701880-е

Федор ДОСТОЕВСКИЙ

Геннадий ЕМКИН. Земное ремесло

***

 

Дай мне, Господи, Слово

Всех времён и сторон,

Что ложится в основу,

Словно в колокол звон.

 

Сокровенным помилуй

Из Небесной Горсти —

Дай мне, Господи, силу —

В Слове силу нести.

 

Чтобы, слыша то Слово,

Зашептались века:

— Слышишь, брат, из какого

Донеслось далека…

 

 

ЗЕМНОЕ РЕМЕСЛО

 

Я рос, как злак и сорная трава,

Сквозь дёрн, сквозь камень корни проникали.

Юлия СЫТИНА. Не на земле, не в небе — между…

***

 

Всё в этой жизни очень просто,

Всё белым снегом замело,

Но под ногами, как короста,

Чернеет лед. Его стекло,

Быть может, выдержит народы,

А может, треснет подо мной.

Но я стою. Проходят годы.

Мне смутно хочется домой.

Мне хочется услышать песню,

Что ангел пел душе младой,

Но знаю, хрупок лёд...

         Коль треснет —

Вода сомкнётся надо мной.

 

 

***

 

Слова ушли. Вернутся ли? Не знаю.

Михаил БЫЛЫХ. Следы на воде

СОБАЧОНКА

 

В грядущий век торя вслепую путь,

Лилась толпа, проспавшая державу.

Ей бес сулил в блаженство переправу,

А правда вспять взывала повернуть.

 

И человек решил её отпнуть

Как на ходу подножную подставу,

Дворнягу ту, что лает не по праву,

А кажет лишь задиристую суть.

 

Борей времён десятилетья катит.

Худа изба, неструганы полати,

Заказан вход в гадючник золотой.

 

И повстречай любую собачонку,

Уже вина скребётся на постой,

Страницы