Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Мнение редакции не всегда совпадает с мнениями авторов.

Русский литературный журнал Парус

Ольга ФРОЛОВА. Крещенский крест. Миниатюры

 

Большие морозы

 

Еще летом всё в природе говорило о том, что зимой придут большие морозы.

На ягодных кустах ветки сгибались до земли под тяжестью плодов. На грядках сочные овощи так стремительно набирали вес, что люди не успевали заготовить и спрятать всё это великолепие.

Елена СОЙНИ. Северная птица, летящая на помощь

 

— Елена Григорьевна, расскажите читателям «Паруса», что стало импульсом для выхода Вашего нового поэтического сборника — накопившиеся стихотворения, какое-то событие, предложение издателя? Расскажите немного о том, как складывался этот замысел.

 

Сергей БУДАРИН. Напоминать о родном

В одном из стихотворений Сергея Бударина есть чудесный образ, который навсегда запечатлелся в моей памяти: «По небу ходит волна // Русского доброго света». Не всякий «зрелый и маститый» автор способен ясно увидеть и в целости передать нам, читателям, подобное сокровище-откровение, а вот в стихах молодого поэта Сергея Бударина такие жемчужины появляются с некоторых пор все чаще.

Евгений ЧЕКАНОВ. Прорыв к гармонии. О поэзии Евгения Веселова

 

Взволнованное косноязычие стихов Евгения Веселова вызвано к жизни мыслью, ищущей не только и не столько внятного словесного выражения, сколько выражения гармонического. Не зря автор в свое время учился музыке: каждая его строка пребывает в семье созвучных ей — и не мыслит себя иначе.

Андрей РУМЯНЦЕВ. «Заливная песнь соловьиная...» О жизни и поэзии А.В. Кольцова

Один из критиков начала двадцатого века сказал об Алексее Кольцове: «Это деревня нашей литературы». Мнение не новое. Время от времени те, кто тщится принизить нашу лирику, ее мировое значение, называют очень уж «простыми», «растительными» поэтами и Кольцова, и Некрасова, и Есенина, и Твардовского.

Валерий СУЗИ. Об искусительности Даров

 

«…Мы же вси откровенным лицем славу Господню взирающе,

в той же образ преобразуемся от славы в славу, якоже от Господня Духа»

(2 Кор. 3, 18).

 

«Ты бы образил себя» (Барашкова — Рогожину,

Ф.М.  Достоевский «Идиот»).

 

Алексей КОТОВ. Радость моя… Рассказ

Я точно знаю, что барон Штоли — потомок аристократического, поизносившегося и, конечно же, вырождающегося рода.

Например, я лежу на диване и смотрю телевизор.

Лара кричит из кухни:

— Иди и помоги, Штоли!..

Пауза. Жена молчит и ждет ответа. Я — тоже.

Лара повышает голос:

Николай ЧЕБОТАРЁВ. Стрижов. Рассказ

— Ну о чем сейчас можно писать? — насмешливый его взгляд уколол меня так хорошо знакомым пронизывающим светом. — О ком? Сейчас почти нет людей, сплошь имиджи. Агрессивный раствор настоящего времени, — Стрижов пощелкал пальцами над столом, — умельчил жизнь до пошлой прозы, в которой главная идея — бред о неразменном пятаке. Помнишь волшебный пятак из сказки, что всегда остается у владельца, несмотря на трату?

Страницы