Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Мнение редакции не всегда совпадает с мнениями авторов.

Русский литературный журнал Парус

Галина КОЗЛОВА. Особенности христианского контекста сказки Н. Готорна «Снегурочка»

Натаниэль Готорн, американский писатель XIX в., известен не только как новеллист, но и как детский автор, отразивший во многих своих произведениях психологию детской души.

Михаил НАЗАРОВ. Установление советской власти в г. Кузнецке

В советской пропагандной историографии общим местом является упоминание «зверств колчаковщины». Однако до сих пор не найдено ни одной директивы А.В. Колчака на массовый белый террор в отношении рабочих и крестьян, в чем его обвиняли советские партийные историки. Призванный в ноябре 1918 г. на пост Верховного правителя России и получивший затем письменное благословение на борьбу от св. Патриарха Тихона, адмирал Колчак восстановил в Сибири справедливые законы Российской Империи.

Алексей КОТОВ. Чертова кожа

Наверное, самая простая рифма к слову «ребенок» найдется сразу же — «теленок». Каким я был тогда, в далеком 1980-ом?.. Да и в самом деле — большим бесхитростным теленком. Даже самые мои жгучие мысли — будь то обида на чужую несправедливость или осмысливание собственного несовершенства — могли запросто и вдруг превратиться из кусачего овода в легковесную бабочку.

Ирина ТУРЧЕНКО. Два рассказа

Самаришка

 

У Самаришки пропал мужик. Две недели назад уехал в район за архивной справкой и как в воду канул.

Да и немудрено: при таком половодье кануть в воду запросто можно. Мелкая по лету река — с весенним ледоходом так разлилась, что кое-где перегородила дорогу, отрезав к деревне всякие пути.

Николай ЧЕБОТАРЕВ. 21502

Он не имел сердца. Души и разума даже кот не наплакал. И хотя был сложно устроен — множество людей вложили в него частицу самих себя — не мог чувствовать. А вот с фамилией ему повезло: «Яковлев»! Мало того, его предки внесли изрядный вклад в отечественную авиацию. Правда, говорить о них следует как о заданном количестве определенного типа машин в каждом новом поколении, поскольку в миру являлись самолетами. Понятно, стало быть, что речь о вещи, изделии человеческих рук.

Нина ВЕСЕЛОВА. Работаю свечой во мраке

***

 

Да, я оттуда, из глуши,

Хоть горожанка.

Там, по-за печкою, в тиши,

Моя лежанка.

Там, по-за домом, до лесов, —

Не хватит взгляда, —

Катится солнце колесом

В мои усады,

И шает небо до утра

Немым кострищем,

И в мелководье детвора

С сетями рыщет.

Барашков белые стада

Выносит в небо,

И я плыву вослед — туда,

Где смертный не был,

От горькой нашей маяты

Открывши средство,

Лечу туда, где я и ты,

Где наше детство,

Диана КАН. На ветрах неласковых эпох

***

 

Сладкими восславленная снами,

Проклятая трижды наяву,

Полыхнёт — о, если б куполами! —

Сторона, что отчиной зову.

 

Полыхнёт — от края и до края!

Кабы знать — рассвет ли то? Закат?

Угли ада или розы рая

В небесах над отчиной горят?

 

Поцелуй Авроры розоперстой

Воспевала я сама не раз,

Позабыв: Аврора — это крейсер!

Только так заведено у нас!

 

Только так — от залпа и до залпа.

Андрей ШЕНДАКОВ. Лучи в дорожной дымке

***

Огонёк в полусгнившей избёнке

Посреди потемневших полей...

А.Н. Апухтин

 

Среди холмов скитается река,

Шумят берёзы, локоны свивая;

Вдали петляет тропка полевая,

Взлетает шмель с поникшего цветка.

 

По мокрой глине горстками тепла

Плывёт закат, меня уже не грея;

Когда-то здесь была Гиперборея,

Но свой народ куда-то увела.

 

...Горька отныне летняя страда:

Пустых домов распахнуты глазницы,

Но далеко, как прежде, до столицы,

Никита НИКОЛАЕНКО. Голуби и воробьи. Рассказ

Одни увлекаются коллекционированием, другие заводят домашних питомцев, кто-то тянется к бутылке… Словом, люди находят себе дело по душе.

Для меня такой отдушиной оказались голуби. Да, пара обыкновенных голубей, которая стала регулярно прилетать на наш балкон.

Страницы