Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Мнение редакции не всегда совпадает с мнениями авторов.

Русский литературный журнал Парус

Михаил НАЗАРОВ. Горький как «еврей»

Максим Горький — прославленный советский писатель с широкой известностью «гуманиста» на Западе, особенно в левых (социал-демократических и т.п.) и «прогрессивных» русофобских кругах. В СССР его именем, в сравнении с другими разрушителями России (он уступает разве что Ленину), было названо более всего топонимических объектов, и в современной РФ его имя носят улицы в каждом городе, библиотеки, музеи, институты, театры... Его произведения изучают в школах как классику... Чем же он был так дорог большевикам и остается дорог нынешним их преемникам в РФ? В чем этот человек может служить идеалом гражданина для современного русского молодого поколения?..

Галина КОЗЛОВА. Миражи Франца Кафки в контексте христианской морали

Творчество Кафки до настоящего времени вызывает полемику. Кафку называли философом, психологом, великолепным стилистом (Гессе, Набоков), мастером жанра притчи (Камю). Последний, например, считал, что творчество Кафки уникально, ибо вдохновляется религией, тогда как сам Кафка пребывал «в объятиях пожирающего его Бога» [1.C.204]. Гессе определил произведения Кафки как «документ нашего времени» [1. C.207], «запечатлевший редкую высоту духа…». Среди российских писателей и критиков также немало его почитателей.

Андрей РУМЯНЦЕВ. Избранник духа. К 140-й годовщине со дня смерти Ф.И. Тютчева

Из всех русских поэтов Федор Иванович Тютчев, пожалуй, меньше, чем кто-либо, заботился о своей литературной известности. Он начал печататься, как и многие другие писатели, в молодости; двадцати трех–двадцати четырех лет уже публиковал свои стихи в альманахах «Урания» и «Северная лира», а затем — в журналах «Русский зритель», «Галатея», «Атеней», «Телескоп» и других.

Валентин ГАВРИЛОВ. Проблематика национальной самобытности в поэзии Станислава Куняева

(Доклад, прочитанный на Международной научно-практической конференции «Русская литература в мировом культурном пространстве. Ценности и смыслы», проходившей 23–24 мая в МГГУ им. М.А. Шолохова)

 

Валерий СУЗИ. Духовная идеократия и кризис идентичности: к проблеме личность — власть — народ

Увы, народ грешный, народ обремененный беззакониями!

Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство?

Земля ваша опустошена; города ваши сожжены огнем;

поля ваши в ваших глазах съедают чужие;

все опустело, как после разорения чужими...

Омойтесь, очиститесь, удалите злые деяния ваши от очей Моих,

перестаньте делать зло.

(Плач Ис. 15)

Ольга КОРЗОВА. Рассказы из цикла «Летние радости»

***

В один из летних дней зашла я домой, чтобы немного отдохнуть от огородных дел. Только присела, как в дом влетела моя девятилетняя племянница Ленка, кареглазая и темноволосая девчонка, которую мы называем Катастрофа.

Тут же под окном послышался вопль покинутого ею шестилетнего поклонника:

— Лена, выходи! Ну, Лена, выходи!

Выпуск 23 (май) 2013 года

И.И. Левитан Солнечный день. Весна. 1876

Ангелина ПРУДНИКОВА. Плыви и возвращайся

 

***

 

В землях поморских, как водится

(Это ж страна моряков!),

Даже коровы — как глобусы:

С пятнами материков.

 

Даже коты полосатые —

Словно в тельняшках они.

С морюшком все здесь посватаны.

Сети — куда ни взгляни.

 

Куры — да что от них проку-то?

Но уж на каждом дворе

Бойкой, веселой сорокою

Флюгер трещит на коле.

 

Ходят поморы просторами,

Карбас — не знает замков.

Анатолий СМИРНОВ. Среди вершащихся чудес

 

ЧЕРЁМУХА ЦВЕТЁТ

 

И над каждым трущобным двором,

глядя в грязь вековой нищеты,

полыхнули сверкающим льдом

плотно сжатые в гроздья цветы.

 

Подними к ним завистливый взгляд,

раскалённый до блеска весной,

и они тебя вновь ослепят

непорочной своей белизной.

 

Ты и сам был когда-то таким

среди этих трущобных дворов;

закоптил тебя жизненный дым,

запылили дорожки ковров.

 

Но осталась весёлая боль

о ненайденном кладе судьбы,

Надежда КНЯЗЕВА. Здесь можно просто быть

 

***

 

Что c того, что росла в глухомани,

Что играла, посудой звеня,

Что не Эдики — Вани да Мани

С детских лет окружали меня?

Что манили поля и покосы,

Где порой засыпала, устав,

Что любила не фильмы, а росы

На валках дедом скошенных трав?

Обожала ржаные лепёшки,

Квас на тех же ржаных сухарях

И ловила в озёрке рыбёшку,

Стоя в лодке дырявой.

В лесах

Собирала чернику и клюкву,

Хоть боялась улиток и змей.

Страницы