Parus

К читателю

Приветствуем тебя, дорогой читатель! Русский литературный журнал «Парус» приглашает любителей отечественной словесности на свои электронные страницы.  

Академичность, органично сочетающаяся с очарованием художественного слова, — наша особенность и сознательная установка. «Парус», как видно из названия, — журнал поэтический, его редакторы — поэты по призванию и сфере деятельности, поэты жизни и русского слова, живущие в разных уголках России: в Москве, Ярославле, Армавире. Статус издания как «учёно-литературного» (И. С. Аксаков) определяет то, что среди авторов и редколлегии есть представители университетской среды, даже определённой — южно-русской — литературоведческой школы. 

Рубрики «Паруса» призваны отразить в живых лицах текущий литературный процесс: поэзию и прозу, историю литературы, критику, встречи журнала с разными культурными деятелями, диалог с читателем. В наши планы входят поиск и поддержка новых талантливых прозаиков и поэтов, критиков и литературоведов, историков и философов. Считаем, что формы и способы донесения «положительно прекрасного» содержания могут быть разными, но не приемлем формализм, антиэстетику и духовно-нравственный «плюрализм». В основе нашего подхода к художественному слову заложена ориентация на классический образец — его продолжение и отражение в современности. 

Мнение редакции не всегда совпадает с мнениями авторов.

Русский литературный журнал Парус

Николай СМИРНОВ Рассказы из цикла «Путь в небо»

Я ехал из Воркуты, сидел в вагоне-ресторане у окна, и вдруг почувствовал в боковом кармане пиджака — два пальца. Это был вор: молодой, безличный, с усиками, как свинячья щетинка, и такими же бесцветными волосишками на узкой голове. — У меня денег нет! — засмеялся я. Вор смутился смятой улыбкой. Видать, уже не раз хватали за руку и били в морду, но, уловив мою слабину, тотчас же нахально выпрямился, ощерился. Свинка-щетинка, вытащив у меня кошелек (если бы он был!), передал бы его напарнику. Они и подсели ко мне вдвоём, в приличных новых пиджачках. Мне было восемнадцать лет, да и выпивши. Я отвернулся к окну и снова почувствовал два нахальных пальца в кармане. — Убери! А он в ответ уже давил меня взглядом злых, голых, как мыльная серая вода, глаз...

Василий ПУХАЛЬСКИЙ «Жизнь свою прожил не напрасно…» (продолжение)

В моё отсутствие из нашей части куда-то перевели всех немцев, эстонцев и казахов. А моих земляков — Семёна и Алексея Алейниковых, Адама Хмелёва, Стефана Довталенко и Дмитрия Егорова — тоже направили в другие места.

Валерий СЕРЯКОВ Знакомство с автором

1. Расскажите, что стало причиной Вашего прихода в литературу? Какими были первые опыты?

 

Выпуск 65 (июнь) 2018 года

Исаак Левитан Дуб. 1880.jpg

                               Исаак Левитан Дуб. 1880

Николай СМИРНОВ Воскресение слов

За снежным полем солнечным — поселок, Окаменевшей родины осколок. Сереет лиц дресва, и глаз весенний лед Тоской знакомою мне душу обдает. Окаменела лошадь, и скалой Нависнул дым над улицей кривой. Иду к вокзалу талой колеёю, Чуть не задетый каменной полою — Пальто распахнуто на пьяном — зябко мне, Как будто сердце в минеральном сне, И сам я каменею, в этот сон Твоим, Россия, взглядом погружен...

Страницы